Виртуальные выставки Архив выставок

Выставка «Музыка моря»

Выставка «Музыка моря»

Выставка «Музыка моря» посвящена разнообразным аспектам художественного воплощения в музыке и живописи одной из популярнейших романтических тем искусства ‒ темы морской стихии. Музыкальные морские пейзажи и живописные марины, являющиеся по замыслу авторов не только изображением явлений природы, но и нередко сюжетной основой сочинения, представлены лучшими образцами отечественного музыкального и изобразительного искусства начиная с эпохи романтизма XIX века вплоть до искусства Серебряного века.

На выставке экспонируются авторские рукописи и нотные издания музыкальных произведений, изображающих изменчивые картины морского пейзажа. Элегия «Погасло дневное светило» для баса с оркестром А. А. Алябьева написана на ранний неопубликованный вариант стихотворения А. С. Пушкина (по версии исследователей, переданный Алябьеву самим поэтом). В аккомпанементе этой романтической баллады композитор использовал разнообразные звукоизобразительные приёмы, создающие образы бескрайней водной стихии и шум могучих океанских волн. Романсы М. И. Глинки на стихи А. С. Пушкина «Финский залив» и «Венецианская ночь» развивают традиции романтических музыкальных пейзажей. В романсах А. П. Бородина начинает звучать сказочно-фантастическая тема, получившая дальнейшее широкое развитие в произведениях Н. А. Римского-Корсакова и его последователей.

В творчестве композиторов XIX века нашла разнообразное претворение романтическая тема разрушительной морской стихии, враждебно противодействующей человеку или же наоборот, подчёркивающей смятение чувств, бурю в его душе. Одним из первых русских композиторов, обращавшихся (причём неоднократно) к сюжету шекспировской «Бури» был А. А. Алябьев.

В 1827 году, когда композитор активно работал в драматическом театре, он сочинил музыку к пьесе Шекспира, адаптированной для русского театра драматургом Шаховским. Спустя 12 лет Алябьев вернулся к этому сюжету и написал большую оперу «Буря» в трёх действиях; фактически она стала первой русской оперой на шекспировский сюжет. Первое действие оперы начинается увертюрой, изображающей тихое колыхание волн, а заканчивается картиной бури, вызванной заклинаниями волшебника Просперо, и сценой кораблекрушения.

Возможно, обращение Алябьева к данному сюжету было неслучайным: история миланского герцога Просперо, происками врагов лишённого титула и состояния и выброшенного с маленькой дочерью Мирандой на пустынный остров удивительным образом перекликается с жизненными коллизиями самого композитора, несправедливо обвинённого в убийстве и вынужденного провести много лет в сибирской ссылке.

Не менее известным музыкальным воплощением шекспировского сюжета в музыке стала симфоническая фантазия «Буря» П. И. Чайковского. Драматургия сочинения обнаруживает заметное сходство с одноимённым сочинением Алябьева: вид тихого и кроткого моря сменяется картиной внезапно налетевшей волшебной бури. Чайковский закончил увертюру 17 августа 1873 года, написав её всего за 10 дней «без всякого усилия, как будто движимый какой-то сверхъестественной силой».

Драматургия увертюры Чайковского оказала заметное влияние на музыку московского композитора А. С. Аренского к постановке шекспировской пьесы в Московском Малом театре в 1905 году. Последнее сочинение композитора, по свидетельству современников, во многом способствовало успеху спектакля, придавая ему яркость и сценическую выразительность.

Отдельный раздел выставки посвящён творчеству Н. А. Римского-Корсакова, поэта моря, автора нескольких симфонических и оперных произведений, многообразно раскрывающих образ моря как реального пейзажа и сказочно-фантастического компонента. Русский композитор был знаком с морем не понаслышке. Гардемарином, а потом мичманом на клипере «Алмаз» он совершил далёкое путешествие к североамериканскому побережью. Экспонатный ряд выставки включает фотографии молодого моряка, будущего композитора, его рисунки, сделанные во время путешествия, редкие фотографии – встреча русской эскадры в Нью-Йорке.

На выставке экспонируются рукописи и издания всех «морских» сочинений Римского-Корсакова, начиная с ранней программной музыкальной картины для симфонического оркестра «Садко» (1867), в которой изображение «океана-моря синего» сюжетно и драматургически соединяется с образами народного былинного эпоса. Новгородский гусляр, спустившись на морское дно, своей игрой на гуслях заставил пуститься в пляс и Морского царя, и всех обитателей подводного царства. Спустя почти три десятилетия Римский Корсаков развил этот сюжет до размеров грандиозной эпической оперы «Садко», где небольшой симфонический фрагмент вырос в самостоятельную картину, действие которой разворачивается во владениях Морского царя. Примечательно, что изображение звуков моря включено и в сказочно-фантастические, и в реальные народные сцены оперы. В оркестровом сопровождении арии Варяжского гостя явственно слышатся тяжёлые удары морского прибоя холодного северного моря, создающие угрюмый и мощный колорит арии богатыря.

Многие симфонические эпизоды из оперы Римского-Корсакова «Сказка о царе Салтане» рисуют картины моря в его различных состояниях. Воинственная мелодия марша богатырей и дядьки Черномора звучит на фоне сопровождения, в котором слышится грозный рокот прибоя, а оркестровое вступление ко второму действию («В синем море звёзды блещут, в синем море волны хлещут») удивительно конкретно живописует покачивание на волнах тяжёлой бочки.

Крупнейшее из симфонических произведений Римского-Корсакова «Шехерезада» также включает живописные картины моря. Композитор задумал это сочинение как оркестровую сюиту на сюжеты восточных сказок «1001 ночи», и первая его часть повествует о плавании Синдбада-морехода, корабль которого внезапно попадает в бурю. Сцена бури вновь возникает в финале («Корабль разбивается о скалу»), кульминации всей сюиты.

Своеобразие отражения морской темы в творчестве композиторов начала XX века связано с глубоким внутренним драматизмом, созданием особой трагической атмосферы. В этюде-картине для фортепиано «Море и чайки» С. В. Рахманинова скорбные интонации католического духовногопеснопения Dies irae в сочетании с фигурационной «колышащейся» фактурой рождают ощущениемёртвого штиля, пронизанного стонами птиц.

Живописный ряд выставки представлен «маринами» выдающихся отечественных художников из коллекции дирижёра Н. С. Голованова – И. К. Айвазовского, В. А. Серова, В. Д. Поленова, А. Я. Головина и др. Из музейного собрания театрально-декорационного искусства для экспонирования отобраны произведения известных театральных художников ХХ века, создавших эскизы декораций и театральных костюмов к «морским» сценам опер Н. А. Римского-Корсакова. На выставке также демонстрируются подлинные театральные костюмы.

Экспонатуру выставки дополняют музыкальные инструменты из коллекции Музея, в создании которых применялись материалы, связанные с морем (перламутр, морские раковины) или задействованные в «морских» произведениях (гусли Садко). Аудио- и видеозаписи позволяют представить как непосредственное реальное звучание шумов моря, созданное посредством электромузыкальных инструментов АНС и Экводин, так и услышать (и увидеть) исполнение сцен из оперных спектаклей.