Виртуальные выставки Архив выставок

Н. Н. Вышеславцев. «С. С. Прокофьев и А. Б. Гольденвейзер играют в шахматы»


К 125-летию со дня рождения С. С. Прокофьева


Н. Н. Вышеславцев. «С. С. Прокофьев и А. Б. Гольденвейзер играют в шахматы»

Бумага верже, итальянский карандаш. 1933


Сергей Сергеевич Прокофьев и Александр Борисович Гольденвейзер были страстными шахматистами. Увлечение шахматами Гольденвейзеру передалось от прадеда (известного одесского любителя шахмат Я. М. Эйхенбаума) и от отца – Бориса Соломоновича, общавшегося с выдающимся шахматистом М. И. Чигориным. Именно Борис Соломонович Гольденвейзер и научил своего шестилетнего сына играть в шахматы.

Александр Борисович не расставался с шахматами до конца своих дней, о чём свидетельствуют хранящиеся в его Музее-квартире комплекты шахмат и специальная литература. Для музыканта шахматы были и средством интеллектуального времяпровождения, и способом отвлечения от жизненных невзгод. Шахматы были рядом с музыкантом и в бомбоубежище, где он пережидал воздушные налёты, и позже в эвакуации. Александр Борисович находил нечто общее между шахматным мышлением и мышлением музыканта-композитора, «проигрывающим» в уме различные музыкальные комбинации.

Среди партнеров Гольденвейзера – Л. Н. Толстой (с которым было сыграно свыше шестисот партий), С. И. Танеев, А. В. Луначарский. Александр Борисович побеждал в сеансах одновременной игры М. И. Чигорина, Э. Ласкера, добивался ничьих с Х. Р. Капабланкой и М. М. Ботвинником, посещал проходившие в Москве международные состязания.

Не менее насыщенной была «шахматная биография» Прокофьева. Сергей Сергеевич был сильным игроком, принимал активное участие в шахматных состязаниях и выиграл одну из партий у своего друга Капабланки. Как и Гольденвейзер, страстный шахматист Прокофьев играл и с Э. Ласкером, М. Ботвинником. «Шахматы для меня – это особый мир борьбы, планов и страстей», – говорил Сергей Сергеевич.

Знаменательно, что «шахматные дороги» музыкантов пересеклись ещё в юности Сергея Сергеевича. В 1902 по просьбе Р. М. Глиэра, занимавшегося с Прокофьевым в имении Сонцовка Екатеринославской губернии, Гольденвейзер сообщил в письме правила игры в шахматы для четверых участников. В 1909, когда Сергей Сергеевич учился в Петербургской консерватории, при посредничестве Глиэра матч Гольденвейзера с Прокофьевым был устроен по переписке. И наконец 1 мая 1933 музыканты встретились за шахматной доской дома у Гольденвейзера в Скатертном переулке (д. 22, кв. 30). Этот поединок был запечатлён на рисунке художником Николаем Вышеславцевым, пришедшим в гости к Гольденвейзеру.

Николай Николаевич Вышеславцев (1890-1952) прославился своими работами в области портрета и графики, был замечательным рисовальщиком. Героями его произведений стали представители русской интеллигенции начала ХХ века – поэты, музыканты, художники, учёные. Он создал портреты М. Цветаевой, А. Белого и В. Иванова, Н. Метнера, С. Прокофьева, М. Чехова…

Семья Гольденвейзеров подружилась с Вышеславцевым около 1920 года. Их объединили общие интересы и сходство мировоззрений. Вышеславцев нарисовал портреты А. Б. Гольденвейзера и его первой жены Анны Алексеевны, оформил издания воспоминаний Александра Борисовича «Вблизи Толстого» и писем Ф. Шопена в переводе Анны Алексеевны.

О шахматном матче с Прокофьевым сохранилась запись в дневнике А. Б. Гольденвейзера: «В 6 часов пришел Прокофьев, и вскоре Ник[олай] Ник[олаевич]. С Прокофьевым играли серьезные две партии в шахматы до половины 12-го. Ник[олай] Ник[олаевич] делал рисунки». Впоследствии Гольденвейзер отзывался о Прокофьеве-шахматисте как о сильном противнике.