Виртуальные выставки Архив выставок

Д. Д. Шостакович. Прелюдия для струнного квартета из музыки к кинофильму «Подруги» ор. 41/2 (1934–1935). Партитура и эскиз


Центральный музей музыкальной культуры

26 апреля – 5 мая 2016



В рамках проекта «Выставка одного экспоната»



К Году кино в России

К 110-летию со дня рождения Д. Д. Шостаковича


Д. Д. Шостакович. Прелюдия для струнного квартета из музыки к кинофильму «Подруги» ор. 41/2 (1934–1935). Партитура и эскиз


Музыку к фильму «Подруги» (о первых комсомолках России и их героизме в годы Гражданской войны)Дмитрий Шостакович сочинял в 1934-1935 годах по просьбе своего близкого друга, режиссёра фильма Лео Арнштама. Основой киноленты стала автобиографическая повесть Раисы Васильевой «Первые комсомолки».

Фрагменты киносценария, подготовленного писательницей в соавторстве с Арнштамом, были опубликованы в 1934 году в газете «Кино» под названием «Фабрично-заводские». Однако арест Раисы Васильевой в том же году (и расстрел в 1938-ом) вычеркнули её имя из списка создателей картины: оно появилось в титрах только в 1960-е годы.

Шостакович написал для фильма «Подруги» двенадцать прелюдий для различных камерных составов: от дуэта до секстета, при участии струнных инструментов, трубы (труб) и фортепиано, а также органа (в сцене с подругами, идущими на митинг) и литавр (в сцене тревожного ожидания санитарного поезда). В последней, заключительной прелюдии, сопровождающей речь Андрея над погибшей Асей, камерное звучание струнных инструментов постепенно разрастается до оркестрового.

Прозрачная, полная подлинного лиризма музыка прелюдий лишена даже намёка на иллюстративность. Она почти демонстративно самостоятельна и независима от кадра – за исключением сцены в трактире, где тонко имитируется усталое «треньканье» подвыпившего тапёра. Обладая внутренней цельностью и собственной логикой развития, прелюдии создают выразительный контрапункт к видеоряду, сообщая ему дополнительный объём и глубину. В этом и заключался секрет новизны музыкального решения.

Лео Арнштам чрезвычайно высоко оценил работу Шостаковича, отметив, что композитор «построил музыку в картине до конца закономерно. Камерная стилистика первых частей картины с ходом событий всё больше и больше растёт в симфонизм». Директор «Ленфильма» Адриан Пиотровский писал, что «содружество такого блистательного композитора, как Д. Д. Шостакович, и режиссёра Л. Арнштама, который сам является выдающимся музыкантом, привело к тому, что в картине "Подруги" достигнуто такое единство музыкальных и зрительных образов, которое редко прежде удавалось в нашей кинематографии». Того же мнения придерживался и режиссёр Сергей Юткевич: «Музыка фильма, принадлежащая Д. Шостаковичу и являющаяся, на мой взгляд, одним из самых лучших образцов кино-музыки этого талантливейшего композитора нашей современности, построена чрезвычайно закономерно и входит органической частью в стилистику режиссёрского замысла».

Однако после выхода в начале 1936 года редакционных статей газеты «Правда» – «Сумбур вместо музыки» и «Балетная фальшь» ситуация резко обострилась. Под яростный обстрел критики, помимо оперы «Леди Макбет Мценского уезда» и балета «Светлый ручей» Шостаковича, попала и его музыка к фильму «Подруги». В первый же день общего собрания московских композиторов, посвящённого обсуждению статей, Дмитрий Кабалевский назвал эту киноработу Шостаковича «позорной». И две недели спустя, критикуя с новых партийных позиций современную киномузыку, он не удержался от раздражённо-уничижительных пассажей в адрес композитора: «Часто мы слышим в кино музыку, ничего общего не имеющую с общим замыслом и содержанием фильма. Такова почти вся музыка Шостаковича к "Подругам". Что, в самом деле, "выражает" увертюра в виде скерцо-этюда для скрипки с фортепиано или абстрактная, изломанная музыка для органа в том же фильме? Ничего».

Тем не менее, 19 февраля 1936 года фильм вышел на экраны. Он получил положительные отзывы зарубежных критиков и имел оглушительный зрительский успех на родине.

В России за 11 месяцев картину увидели 12,5 миллионов человек; киностудию «Ленфильм» и лично Арнштама захлестнул поток восторженных писем, а трогательная Янина Жеймо, исполнительница роли Аси, на какое-то время стала национальной героиней…

Нотные материалы к фильму «Подруги» считались утраченными; имелись только автографы трёх прелюдий, которые были найдены в РГАЛИ в 1980-е годы Геннадием Рождественским и записаны им на одну из пластинок серии «Д. Шостакович. Из рукописей разных лет». Значительную часть авторских рукописей я обнаружила в 2004 году во Всероссийском музейном объединении музыкальной культуры имени М. И. Глинки среди «неизвестных набросков и эскизов» Шостаковича, поступивших из семейного архива Левона Атовмьяна. Рукописи атрибутированы и введены в научный и исполнительский обиход.

В фонде Д. Д. Шостаковича долгие годы хранилась небольшая пьеса для струнного квартета (партитура), также поступившая в Музей от Л. Т. Атовмьяна. Она вписана в инвентарь под условным названием «"Allegretto" из струнного квартета», однако я выяснила, что именно эта музыка звучит в начале фильма «Подруги» – в эпизоде с детьми, несущими на завод обед. Была ли она сочинена в 1930-е годы для картины? Или она – и в самом деле фрагмент неизвестного незавершённого квартета Шостаковича, включённого в фильм во время переозвучивания – в 1968 году (так же, как и фрагмент Первого квартета композитора, который мы слышим в обновлённой версии киноленты на титрах вместо прежней «формалистической» увертюры, разруганной Кабалевским)?

Обнаруженный двухстрочный эскиз музыки «"Allegretto" из струнного квартета» не оставляет сомнений на этот счёт. Он содержит помету Шостаковича «ворота» на правом поле листа, и это неслучайно: по сюжету картины дети действительно подходят к заводским воротам, вступают в разговор с городовым, сообщающим о начале забастовки, и – разбегаются. В музыке во время диалога возникает долгая пауза; в партитуре «Allegretto» пауза подчеркнута ферматой… Таким образом, помета «ворота» в эскизе убеждает нас в том, что Шостакович писал музыку именно для фильма, для уже отснятых конкретных кадров.

Возникает вопрос: почему эскиз этой прелюдии перечёркнут? Объяснение простое: Шостакович часто зачёркивал эскизы (как правило, двухстрочные) после того, как переписывал их в виде окончательной партитуры – в знак того, что материал уже «отработан».



Старший научный сотрудник ВМОМК им. М. И. Глинки

О. Г. Дигонская