Эскизная тетрадь Бетховена

Тетрадь альбомного формата (174 страницы, по шестнадцать строк на каждой) датируется 1802–1803 годами. На страницах, по которым скользило перо великого композитора, отражен полет творческой мысли Бетховена: здесь находятся эскизы Третьей симфонии, «Крейцеровой» сонаты, Восемнадцатой фортепианной сонаты, Вариаций на тему из балета «Творения Прометея», оратории «Христос на Масличной горе», а также, среди разных неразборчивых записей, ряд набросков к другим сочинениям.

Нотные тетради постоянно были под рукойу композитора, который старался не оставлять незаписанной ни одной своей музыкальной идеи. После смерти Бетховена его имущество, в том числе и автографы, распродавалось на аукционах. Вероятно, тогда и отправилась в путешествие от владельца к владельцу хранящаяся в Музее эскизная тетрадь.

Известная нам российская история бесценного манускрипта начинается в середине XIX века. Между 1853 и 1856 годами тетрадь попала в петербургскую коллекцию композитора и музыкального деятеля, преданного почитателя бетховенского творчества графа Михаила ЮрьевичаВиельгорского. На исходе XIX столетия внук Виельгорского Михаил Алексеевич Веневитинов, историк, архивист, директор московского Румянцевского музея, перевез реликвию из Петербурга в Москву. Уже в советские годырукопись попала в музей Московской консерватории, на базе которого позже вырос Музей имени М.И. Глинки.

Хотя еще в начале ХХ века такие крупные музыканты, как С.И. Танеев и С.В. Смоленский, обсуждали возможности публикации эскизной тетради Бетховена, рукопись оставалась неизданной вплоть до 1960-х годов.

Исследование бетховенской рукописи стало на многие годы главным делом жизни сотрудника музея, крупнейшего музыковеда-текстолога Натана Львовича Фишмана. О бетховенской тетради он писал:

«Множество строк и страниц сплошь зачеркнуто… размашистыми зигзагами пера. Параллельные варианты одних и тех же музыкальных отрезков все время обгоняют друг друга, словно находясь в непрерывном соревновании. Рука композитора безудержно рвется вперед, не уточняя подчас ни высоты, ни длительностей звуков, пропуская тактовые черты, знаки диезов и бемолей, ключей и пауз, замещая мелодические рисунки и пассажи лишь линиями разной длины, определяющими направление движения. Создается впечатление, будто Бетховен, постоянно влекомый стоящим перед его внутренним взором музыкальным образом целого, как бы стремится приблизить скорость записи к реальному звучанию музыки. Еще чаще, чем вычеркивания, встречаются в эскизах корректуры иного характера: новый вариант каких-нибудь тактов или даже целой строки записан поверх старого, который тем самым и зачеркивается. Так возникали по два и более “слоя” записи, варианты и “подправки” нагромождались друг на друга».

В 1962 году увидело свет уникальное трехтомное издание «Книга эскизов Бетховена»: факсимиле записей композитора, их полная расшифровка, исследование и атрибуция эскизов, комментарии к расшифровке. Эта публикация и примененный в ней метод исследования получили международное признание, а сам Натан Львович был удостоен ученогозвания доктораискусствоведения.

Татьяна Гинзбург